О мастерской Лаубах
Что важно знать при покупке скрипок, альтов и виолончелей
Скрипки и альты мастеровые Лаубах
Виолончели мастеровые Лаубах
Копии Виолончелей Лаубах
Контрабасы мастеровые
Смычки мастеровые Laubach
Канифоль Лаубах
Изготовление мастеровых скрипок альтов виолончелей и мастеровых фернамбуковых смычков
Новости
Отзывы, оценки и мнения о Лаубах
Правила хранения инструментов
Аксессуары скрипичные
Статьи
Якоб Штайнер - выдающийся скрипичный мастер
Франческо Руджери - скрипичный мастер
Скрипка птичий глаз
Страдивари из России 19-го века
Город скрипичных мастеров
О контрабасе
Давыдов Карл Юльевич
Школа Столярского
Как определить подлинность скрипки
Правильный выбор смычка
Советы музыкантам
Ваши вопросы (скрипка альт виолончель смычок)
Контакт / Impressum
Гостевая книга
Фотоальбом
Музыкальная выставка
Как добраться
Blog

                           ГЛАВНОЕ - ВЫСОКО ДЕРЖАТЬ СКРИПКУ !

               «Его педагогика — то, чем должно гордиться мировое искусство».                                                                                                         Жак Тибо

„…Он населял Молдаванку и черные тупики Старого рынка призраками пиччикато и кантилены.“                                                                                                                                                                                                  Исаак Бабель


Феномен Столярского – это прежде всего феномен музыкального педагога высочайшего класса. Несмотря на неоспоримость этого факта, многие, говоря о Столярском-музыканте, стыдливо-скромно упоминают, что воспитатель целой плеяды скрипачей-виртуозов сам обладал весьма скромными исполнительскими данными. Оправдывают это тем, что, мол, редко таланты исполнителя и педагога сочетаются в одном человеке. Но биография «несостоявшегося солиста» говорит совершенно об ином. Столярский был потомственным клейзмером. Его отец, а также многочисленные братья и сестры организовали семейный клейзмерский ансамбль, пользовавшийся огромным успехом в родном Липовце Киевской губернии и в соседних местечках.

Наибольший доход в «общий котел» приносил трехлетний Пиня Столярский, умиляя слушателей сочетанием «нежного возраста», рыжих кудряшек и отнюдь не детского владения скрипкой и смычком. Один из таких благодарных слушателей тайком от отца отвез юного Пиню в Киев на прослушивание к маститому маэстро. Вердикт был суровым: забыть всё, чему научился, и играть обыкновенные гаммы. Уже познавшему вкус славы Пине подобные слова показались оскорбительными, и он в слезах выбежал из комнаты.

Дальнейшие «столкновения» с академической музыкальной средой вызывали не меньшие проблемы. Много раз юноша вынужден был «переучиваться», осваивать «правильную постановку руки», «классическую манеру исполнения», что приносит ощутимые результаты, как правило, лишь в раннем детском возрасте…

Как знать, живи Столярский в наше время, когда порядочный музыкант обязан владеть всеми стилевыми манерами, а академические исполнители не стесняются принимать участие в клейзмерских фестивалях, может быть, и он блеснул бы на сцене. А Одесса, помимо всего прочего, стала бы мировым центром клейзмерского искусства…

«Тяжелое трудовое детство» во многом сформировало Столярского-педагога. Так, он считал оптимальным возрастом для начала занятий 3–5 лет, когда «мягкие косточки» лучше привыкают к инструменту. Одним из самых важных компонентов воспитания музыканта профессор считал ансамблевую игру, а самым важным – регулярные выступления перед публикой, пусть и не самой взыскательной (Столярский выводил ансамбль своих учеников даже на первомайские демонстрации!).

Как ни странно, положительную роль для него сыграло даже отсутствие солидной базы в музыкальном образовании. Будучи самоучкой, Столярский проявлял удивительную требовательность к себе, постоянно стремился к самосовершенствованию. Он хорошо «аккумулировал» опыт известных педагогов-скрипачей, наблюдал за исполнительскими приемами певцов и валторнистов и находил им применение в скрипичной игре. И, конечно, он давал своим ученикам то, чего не получил в детстве сам – настоящую «школу».

Ученики Столярского вспоминают: задолго до получения «вожделенной» скрипки они проходили этапы знакомства с педагогом, изучения нотной грамоты, развития слуха. Потом им «милостиво позволялось» взять в руки инструмент, но Столярский предусмотрительно не натирал смычок канифолью, поэтому юные гении играли… без звука (это делалось для того, чтобы не травмировать уши и души детей скрипом, издаваемым еще неумелыми ручками). Лишь убедившись в правильности постановки рук, маэстро «давал добро» на настоящую игру, и то под неусыпным контролем взрослых. Классическим стал его афоризм: «Мне не нужны талантливые дети – мне нужны талантливые родители».

Справедливости ради стоит отметить, что и талантливыми детьми Столярский «не брезговал». Судите сами: из его класса «вышли в люди» Давид Ойстрах, Натан Мильштейн, Самуил Фурер, Буся Гольдштейн, Елизавета Гилельс, Михаил Фихтенгольц…

Знаменитый земляк Столярского – Леонид Утесов – называл его «изобретателем конвейера талантов». Другой небезызвестный одессит, Исаак Бабель, – к слову, учившийся у Петра Соломоновича (как сам он шутил: «Единственный ученик, не принесший вам славы»), – называл его школу «фабрикой вундеркиндов». Очевидно, сказано это было в пылу увлечения индустриализацией. Иначе разве повернулся бы язык назвать Давида Ойстраха или Бусю Гольдштейна «фабричной продукцией»?! Ведь это – тончайшая «ручная работа» великого мастера!

Так или иначе, ярлык «фабрика талантов» прочно закрепился за школой имени профессора Столярского – первой в Союзе музыкальной десятилеткой, ставшей образцом для аналогичных заведений в Москве, Киеве, Свердловске.

Не так давно школа Столярского отметила свое 70-летие. Одесситы верят, что она еще многие годы будет тешить их самолюбие богатыми урожаями лауреатов, дипломантов и, выражаясь словами ее основателя, «обыкновенных гениальных детей».

выдержки из статьи, автор: Х.-Г. Ериш

Бамберг, 19.08.2011

О контрабасе  О Давыдовe  О Миттенвальде Про канифоль Якоб Штайнер

    Мы в Контакте ! Присоединяйтесь к группе!

Яндекс.Метрика